— Уходишь? Ну и катись, — сказал Василий. Он не думал, что жена уйдет. Идти ей было некуда, да и кому она кроме него нужна такая

— Уходишь? Ну и катись! — сказал Василий жене, Ирине. Они прожили 18 лет «душа в душу». А точнее, она выполняла роль домработницы, а он пользовался ее услугами и постоянно выговаривал ей:

— Ты ничего без меня не можешь. Пустое место. Только и держу тебя из жалости.

Ирина плакала, терпела… ей надо было уйти от него, но она ждала, пока дочь подрастет. Или надеялась на чудо. Но шло время, а претензии мужа все только увеличивались.

— Посмотри на себя! Разнесло как! Скоро в дверь не влезешь.

— Я не могу ничего поделать, — извинялась Ира. — У меня такой обмен веществ.

— Ага, ври больше. Раньше нормальный был, а потом вдруг стал плохой, — скривился Вася. Сам он тоже был не в лучшей форме. Его живот можно было принять за беременный. Но Василий замечал изъяны только в жене. И волосы у нее не такие, и морщины на лице появились… и одевается она как старуха! Он находил новые поводы, все сильнее давя на жену.

— Уходишь? Ну и катись, — сказал Василий. Он не думал, что жена уйдет. Идти ей было некуда, да и кому она кроме него нужна такая

— Уходи от него, — советовала соседка, Люда, с которой Ира временами общалась.

— Зое отец нужен, как девочке расти без отца? Да и куда я пойду? — охала Ирина.

— Да хоть ко мне. Не жалко. С таким отцом она не девушкой станет, а роботом-пылесосом, — говорила соседка, но Ирина не слушала ее. Она возвращалась домой, потому что привыкла к такой жизни. Все так жили, и она переживет.

Шли годы и не известно, чем бы все это кончилось, но как-то раз Ирина упала в обморок прямо на кухне, ей стало плохо за уборкой.

К счастью, дочь успела вызвать врача. Она уже не жила с ними, а приезжала к родителям раз в неделю. И если бы обморок не совпал с приездом дочери, то Ирина могла бы серьезно пострадать.

— Да, женщина, запустили вы себя…— сказал молодой врач из скорой. А Василий слушал и кивал.

— Конечно, запустила! Я ей говорил!

— Лишний вес, хроническая усталость, неправильное питание, стресс…

— Ну с этим я не согласен, — начал спорить Василий. — Из нас двоих только я устаю, потому что работаю. Жена дома сидит, бездельничает.

Врач посмотрел на Василия поверх очков и ничего не ответил.

Он написал на бумажке назначение и уехал. А Ирина, немного полежав и поняв, что без нее дома будет бардак, снова встала и начала прибираться. От лекарств ей стало лучше, а лежать она не привыкла. И только перед сном она заметила, что на обороте рецепта было написано несколько слов:

«Вы роскошная женщина. А ваш муж… тиран. Бегите от него, вы достойны лучшего».

Ирина глянула на себя в зеркало. С отражения на нее смотрела женщина старше своих лет. С серым лицом, кругами под глазами и сухими руками без маникюра, зато с раздражением от бесконечной стирки и мытья посуды. Перед тем как упасть, она как раз мыла окно и стирала вручную занавески. Вот голова и закружилась.

«А ведь я была не такой», — подумала она, найдя фотографию со свадьбы. Там стояла милая девушка сорок шестого размера одежды и с горящими глазами, в которых был интерес к миру. А сейчас ее мир сузился до четырехкомнатной квартиры.

Ирина не спала всю ночь. Размышляла. А наутро сказала мужу, что уходит.

— Уходишь? Ну и катись! — фыркнул Василий. Он не думал, что жена рискнет его бросить. Идти ей было некуда, да и кому она такая была бы нужна?

Ира могла бы выгнать Василия, но ей стало его жаль. Поэтому несмотря на то, что квартира принадлежала Ирине, она молча собрала вещи и пошла к соседке.

— Можно я поживу у тебя недельку?

— Живи. Место есть, — пожала плечами Люда. Сама приглашала, теперь было не отказаться. К тому же ей очень интересно было посмотреть, насколько хватит Ирину, но еще интереснее было бы понаблюдать, как справится ее Вася.

Люда преподавала психологию в институте и любила на практике решать семейные проблемы. Поэтому она решила хорошенько взяться за Иру и «перевоспитать» ее из домработницы в нормальную женщину.

Обязанности по дому они разделили пополам, но Люда не позволяла Ире целыми днями стоять у плиты и постоянно что-то делать, буквально выгоняя ее из дома на прогулку.

— Все дела не переделаешь. Иди проветрись. Пять кругов вокруг дома с Фросей. — Так звали собачку Люды.

Ирина уныло кивала, но шла. Через неделю она почувствовала, что начинает привыкать, что ее тянет на прогулки и стала сама ходить до парка.

Люда не выгоняла. Жили хорошо, не ссорились. Ира даже устроилась на работу — разносить почту. Зарплата невелика, зато на воздухе. Было трудновато, но никто палкой не гонял. Постепенно привыкла.

Однажды вечером Люда привела домой подругу — парикмахера Ольгу. И та по дружбе постригла Иру так хорошо, что ее длинные неухоженные волосы стали красиво лежать в модной стрижке.

— А покрасить сможешь?

— Смогу, — согласилась она.

Ирина купила краску и уже на следующий день сидела как царица. С новым цветом волос и… в старом халате.

— У меня платье есть, купила, но велико, хочешь? Носи, — призналась Люда, вытаскивая из шкафа безразмерный балахон.

Ирина попробовала его натянуть, но не влезла. Ей стало стыдно. В тот же вечер со стола исчезли булки, пироги, жирное и жареное. Люда была не против, сама питалась здоровой пищей и подавала пример Ире.

Они вместе стали ходить в бассейн. Сначала Ире было очень стыдно, что она такая толстая среди красавиц в бикини. Ей, казалось, даже, что бассейн выйдет из берегов. Но ничего, и тут привыкла. Втянулась.

Про мужа она вспоминала каждый день. Все беспокоилась, как он там один, без нее. А когда встречала, то хотела предложить помощь по дому, но он демонстративно отворачивался, словно ее не знал.

Так прошло два месяца.

Ирина влезла в балахон и удивилась, что он не только налез, но и оказался ей великоватым. Ее отражение в зеркале стало гораздо приятнее, чем раньше, и больше не вызывало отрицательных эмоций. Единственное, что ей не давало покоя — то, что она жила у соседки.

— Надо мне вернуться к мужу.

— Зачем?

— Чтобы тебя не стеснять.

— Ты только нормальной бабой стала, Ир. Вернешься — снова засосет. Лучше разменяйте квартиру. Тебе однушку, ему однушку, и дочке на свадьбу подарок будет.

— И то верно… пойду поговорю с ним, — решительно заявила Ира и пошла стучать в дверь к Васе. Но там оказалось открыто.

— А жена ваша где? — спрашивал кто-то.

— Выгнал я ее, — отвечал Вася.

— За что?

— Надоела. Без нее больно хорошо! — заливался соловьем Василий. — Тишина, покой, глаза никто не мозолит!

— А кто же вам готовит?

— Чего там делать-то? 15 минут и готово! Не понимаю, чем она занималась целыми днями! Наверное, наедала себе килограммы. Придешь, есть нечего, а сама с каждым днем толще и толще!

Ирине было очень неприятно слышать разговор Василия с незнакомым мужчиной. Ее переполняло раздражение и злость. Она открыла дверь, чтобы рассказать, что все было не так, и она сама ушла от Васи, но увидела мужа, лежащего на диване и ей снова стало его жаль. Он был бледный и больной, а рядом сидел тот самый доктор.

— Ира?! — ахнул Вася.

— Я. Пришла на развод подать.

— Как это на развод?

— Вот так. Тебе же без меня хорошо живется, вот и живи. Завтра приедет риелтор. Квартиру продаем, — сказала она не так громко, как хотелось бы.

— Но…

Ира не стала его слушать. Развернулась и вышла из комнаты.

— Ваш рецепт. Выздоравливайте, — сказал врач и вышел следом за Ирой. Он догнал ее и сделал ей комплемент.

— Вы молодец, Ирина. Взяли себя в руки. Хорошо выглядите, кстати, — сказал он и подмигнув, уехал.

Ира пожала плечами и поделилась с Людой услышанным разговором.

— Нет, я одного понять не могу! Как он смеет говорить про меня гадости?!

— Он всегда был таким, Ир. Ты просто не замечала. Терпела.

Они просидели на кухне до самой ночи, а утром Ира позвонила дочери и, все решив, выставила квартиру на продажу. Она была полноправным собственником, поэтому не сомневалась, что закон на ее стороне, даже если Василий не захочет выселяться.

Но Василий не стал спорить, понимая, что если начнутся суды, то он проиграет. Поэтому согласился на однушку на окраине.

— Все по-честному, Вася, — улыбнулся Ирина. Она вздохнула с облегчением, когда поняла, что ее жизнь изменилась. — Живи да радуйся. Ты же хотел!

— Я отлично без тебя справляюсь, никаких проблем. Дома чисто, обед готов. И тебя терпеть не надо, — пробубнил он и ушел. Ему было обидно, что жена смогла без него жить и даже похорошела. Но предложить ей вернуться он не решился, его мужская гордость не позволила. Все обдумав, он решил, что жена ему не нужна. Но спустя полгода, когда дочь вышла замуж и переехала с мужем в новую квартиру на другом конце города, Василий загрустил.

— Зой, а ты когда ко мне в следующий раз приедешь? — спросил он у дочки.

— Не знаю, папа. Мне беременной ехать к тебе неудобно. Муж ругается. Слишком долго я с тобой вожусь. И уберись, и на неделю вперед сготовь.

— Вот так всегда! Вы, бабы, неблагодарные! Что тут делать-то? 15 минут и готово! — кричал Василий на дочь, которая все это время после ухода матери, выполняла ее роль. Убиралась, готовила, стирала и выслушивала от Василия недовольные комментарии.

— Дальше сам, пап. Я свою повинность отработала, — сказала Зоя и ушла.

А Василий еще долго ругался на то, что Ирка воспитала ленивую дочь, которая совершенно не хочет ему помогать и отлынивает от обязательств.

— Делать нечего! Раз и готово! — бубнил он, доедая последнюю котлету, оставленную дочерью. Что делать дальше он пока не знал. Наверное, придется снова жениться.

Эта, немного преувеличенная история, посвящается тем, кто считает, что женщины бездельничают, сидя дома. У них один аргумент: «15 минут и готово» :))

 

— Уходишь? Ну и катись, — сказал Василий. Он не думал, что жена уйдет. Идти ей было некуда, да и кому она кроме него нужна такая
Руками теста не касаюсь: просто добавляю в него капусту с морковкой, перемешиваю и готовлю вкуснейшие лепешки по ленивому
Руками теста не касаюсь: просто добавляю в него капусту с морковкой, перемешиваю и готовлю вкуснейшие лепешки по-ленивому