Папа, мама, простите меня!

 

Папа, мама, простите меня!

Полгода, как Иван Ефимович и Зоя Сергеевна в доме престарелых. Старший сын, Дмитрий, когда сюда их определил, обещал, как только коттедж достроит, заберёт их к себе. У Димы тогда проблемы с бизнесом были, который ему от отца достался, три миллиона на что-то ему не хватало, вот он их четырёхкомнатную квартиру и продал. Чувствуют теперь старики, что никто их отсюда уже не заберёт. У сына дочери уже большие. Может, когда замуж выйдут, сын о родителях вспомнит.

Два сына у них, Дима – старший. Ивану он не родной. Взял он Зою вместе с сыном. У самого детей не могло быть. Затем Костю из детского дома взяли, он младше Дмитрия на семь лет, только три года ему тогда было. Иван в девяностые всё бизнесом занимался, жили неплохо, и квартира хорошая в центре, и машина.

Старший сын по отцовской дорожке пошёл, потихоньку прибирая всё к своим рука. А младший по своей пошёл. Вот только дорожка эта не совсем законная была. Сейчас ему уже тридцать семь. Где он? Последний раз из Москвы звонил. Это когда было. Сейчас у стариков и телефоны-то, как следует не работают.

***

С утра к ним в комнату зашла няня:

— Иван, Зоя, к вам сын приехал.

— Ой, Ваня, вставай быстрее! Дмитрий приехал, – заторопилась супруга.

Зашёл сын, на лице улыбка в руках две сумки с продуктами. Это с одной стороны и обрадовало, но стало понятно, что забирать их к себе он в ближайшее время не собирается.

— Здравствуй, сыночек! – радостно воскликнула Зоя.

— Здравствуй, мама! – обнял, затем пожал руку отцу. – Здравствуй, папа!

Когда продукты были разложены в тумбочки, сын достал коробочку:

— Смартфон вам купил. У вас такого не было. Номера вам все забил. Будем друг другу звонить. Я вам тариф социальный сделал. Деньги каждый месяц класть буду. У вас каждый день по три рубля снимать будут. Сейчас научу как пользоваться.

Научил отца. Попробовал тот позвонить. Получилось.

— Дима, а вот Костин номер. Ему тоже можно звонить.

— Так-то можно. Но это старый номер, едва ли он ответить. Да и деньги у вас с телефона сразу все слетят.

***

Ушел сын. Иван весь день над телефоном сидел, постоянно восклицая, когда что-то новое для себя открывал. Уже вечером супруга спросила:

— Ваня, а может Кости позвоним? Он последний звонил, когда мы ещё дома жили.

— Я не знаю, — пожал муж плечами. – Димка говорит: все деньги улетят.

— Мы только минуточку.

— Ладно. Сейчас попробуем.

Супруг коснулся надписи: «Костя». Появился красный кружок, но вскоре исчез.

— Что-то не соединяется, — пожал плечами Иван.

— Попробуй, ещё!

Повторил. Тоже самое. Подумал, и нажал ещё раз, но случайно сам нажал красный кружок:

— Что-то, никак у меня не получается.

И тут на телефоне заиграла мелодия. Иван провёл пальцем, как учил сын и тут же раздался грубый голос:

— Кому там делать нечего? – голос был не только грубым, но и родным.

— Костя, сынок, это я!

— Папа, папа! – голос стал радостным. – Как ты там?

— Хорошо.

— А мама?

— Рядом, сейчас трубку отдам.

— Сыночек, как я рада, что ты нас услышал, — на глазах женщины появились слёзы.

— Мама, не плачь. Ты прости меня! Наверно, я плохой сын. Всё занят и занят.

— Ты что, Костя? Мы с отцом тебя любим.

— Как вы там?

— Хорошо, комната у нас на двоих…

— Мама, ты о чём? – не понял сын.

— Мы сейчас в интернате живём…

— В каком интернате? Ну-ка отдай телефон отцу!

— Тебя просит, — Зоя передала телефон супругу.

— Папа, что там мама говорит? Какой интернат?

— Мы уже полгода в доме престарелых живём.

— Как вы туда попали?

— Сынок, Дмитрию деньги нужны были, он нашу квартиру продал. Нас пока сюда отправил.

— Он что с ума сошёл? – голос сына стал злым.

— Дмитрий сказал, что как достроит коттедж, нас заберёт…

— Папа, всё! Я понял. Пока!

Вызов прервался.

— Всё! – пожал плечами Иван.

— Наверно, деньги у него на телефоне закончились?

— У него голос, что-то таким злым стал.

***

Прошло два дня. Иван Ефимович и Зоя Сергеевна сидели в своей комнате, когда дверь с шумом распахнулась и в сопровождении медсестры в комнату, буквально, ворвался их младший:

— Костя! – бросились они к сыну.

Он обнял своих родителей, прижал к себе. На его глазах тоже появились слёзы:

— Папа, мама, простите меня!

— Не расстраивайся, сынок! – постаралась успокоить мать. – Мы и здесь проживём!

— О чём ты говоришь, мама? – улыбнулся сын. – Собирайтесь! Прощайтесь со своими друзьями.

— Куда, сынок?

— Как куда? Дмитрий построил коттедж. Приготовил вам там две большие светлые комнаты.

— Сын, ты серьезно? – подозрительно посмотрел на него отец.

— Конечно, папа! Вы же наши родители! Собирайтесь!

***

Возле ворот дома престарелых их ждал джип. Сын усадил их на заднее сиденье. Сам сел на переднее и приказал водителю:

— Стас, поехали! Только осторожно!

— Понял! – кивнул тот, и машина плавно тронулась с места.

***

Коттедж старшего сына был большим и красивым. Во дворе стояли ещё две машины:

— Папа, — кивнул Константин на одну из них. – Эта ваша с мамой!

Из дома выбежал их старший сын с приветливой улыбкой на лице. Обнял родителей:

— Проходите, проходите быстрее! А то сегодня, что-то ветер холодный.

Внутри коттеджа тоже всё было красиво, но как-то пустынно. Мебели, явно не хватало. Старший сын провёл их в одну комнату, где стоял диван и шкаф. Напротив дивана, на стене огромный телевизор, на столе ваза со цветами.

— Это будет ваша комната отдыха.

Открыл другую дверь:

— Это ваша спальня. Ванна и туалет рядом.

Подошёл к следующей комнате:

— Здесь рядом с вами будут жить мужчина и женщина. Женщина медик, будет за вами присматривать и по хозяйству, кое-что делать. Мужчина будет вашим водителем и за садом присматривать.

— Зачем, сынок?

— Это Константин их пригласил и за год вперёд им заплатил, — открыл дверь. – Знакомьтесь!

***

Ближе к вечеру всё семейство сидело за праздничным столом: и сыновья, и сноха, и обе внучки. Отметили новоселье. Настроение у родителей было замечательное. В конце Костя немного его испортил:

— Простите меня, но я сейчас уезжаю!

— Что ты сынок? – лицо матери стало грустным. – Даже не повидались как следует.

— Дела, — виновато пожал плечами сын. – Обещаю, что через месяц приеду.

***

Младший сын уехал, а старший отвёл их в спальню, пожелал спокойной ночи и ушёл.

— Как хорошо, — женщина взяла в руки подушку, вдохнув запах свежести.

— Зоя, — восхищённо произнёс Иван Ефимович. – Разве, ещё сегодня утром мы мечтали о таком.

— Какие у нас сыновья хорошие, — восторженно воскликнула супруга. — И Дима как изменился! Таким добрым, приветливым стал.

— Я тоже это заметил, — кивнул головой Иван, но при этом задумался. – «А почему у Димки под глазом синяк и губа опухла?»