Секта

Самая обычная такая секта. Где был непререкаемый авторитет, объяснявший всем, как жить, и все остальное. Он рассказывал, что мир вокруг построен неправильно, и что только он знает, что хорошо и что плохо.

И если не выполнять его рекомендации и требования, то наступит конец света, и все, кто не с ним, тот будет гореть в геенне огненной. Взрослые очень боялись наступления конца света. И самое главное…

Самое главное – это отдать в пользу их общины свою квартиру и все сбережения. Потому как, больше не надо. Обо всём остальном до конца жизни будет заботиться он и его приближенные, то есть, доверенные люди. Они и заботились. Взрослые работали по двенадцать – восемнадцать часов. Сельское хозяйство, мастерские по ремонту сельхозтехники, строительство. А дети что?

А дети забирались. Чтобы не мешать родителям совершенствоваться. Не мешать учить то, что казалось новоиспеченному пророку правильной верой и единственно верной религией. С утра работали, вечером учили молитвы, пели и слушали лекции. Одевались все одинаково и спали на одинаковых лежаках. Прямо как спартанцы.

А дети тоже работали с восьми лет. Помогали в саду и убирали. Короче, задумываться было некогда. Пророк, между тем, завёл себе гарем и прикупал дома и всякую недвижимость.

Недовольные подвергались физическому воздействию, а попросту, их люто били и всячески унижали. И всё во благо общины. То есть, пророка. И взрослых, и детей били. Взрослые принимали это как должное. Они, вообще, имеют особенность мало думать и не сомневаться в авторитетах.

А вот у детей авторитетов нет. Поэтому, они всегда искали для себя отдушину. Искали и нашли. Семейство кошачье. Мама-кошка и четыре котёнка.

Секта

Дети секретно держали их под своим домом и кормили. Они по очереди прижимали их к себе, гладили, и их детские глаза светлели. Светлели, и появлялось в них что-то такое, что выводило пророка из себя, и он люто лупил малышей. Но однажды…

Однажды животных не заперли, и котята рассыпались по двору. Пророк, как раз вышедший на улицу, увидел их и понял, что это и есть то, что позволяет детям сопротивляться его воле. Он бросился вперёд. Пушистые малыши помчались под дом, где их ждала мама-кошка. Но один не успел.

Вот его-то и ударил изо всех сил пророк. Котёнок жалобно крикнул и, отлетев, ударился о стену дома. После чего затих. С этого момента пророк перестал существовать для всех детей.

Ночью они проводили тайное собрание. На «шухер» поставили несколько человек и, закрыв двери спальни, при свете одной свечи, стали обсуждать, что теперь делать.

– Вы как хотите, – говорил мальчик восьми лет, – но я ухожу.

– И куда ты пойдёшь, – спросила его девочка, года на два старше. – Куда? Где нас ждут? Кому мы нужны?

– В город пойдём, – упрямился мальчик. – Попрошайничать будем. Убирать, где скажут. Но здесь я не останусь. Он погубил нашего котёнка. Никакой он не пророк. Я больше здесь не останусь.

Ещё долго шел спор. Дети решились на то, о чем даже подумать не могли их родители и все остальные взрослые члены секты.

В три часа ночи пятеро детей, положив в картонную коробку кошку-маму и трёх котят, пошли по направлению к городу. Они шли несколько дней, только по ночам, а днём прятались от пророка и его помощников, которые искали их везде.

Когда они появились в городе, прохожие с изумлением оглядывались на детей, которые шли, взявшись за руки. Они все были одинаково одеты, а в их глазах читался страх.

Остановились они в центре на огромной, кишащей пешеходами, улице. Люди шли, а вернее, спешили по своим неотложным делам, и только с изумлением рассматривали маленькую группу детей, стоявших посреди шумной улицы, взявшись за руки. В глазах малышей была растерянность. Вскоре перед ними затормозила полицейская машина.

Секта

Через полчаса дети обедали тем, что полицейские участка, куда их привези, взяли из дому для себя. Кто-то сбегал в соседний магазин и принёс кучу сладостей и вкусных напитков. Дети, широко раскрыв глаза от изумления, спрашивали, что это такое?

Все собравшиеся слушали их рассказ, а дежурный записывал. К вечеру работники социальных служб увезли детей в большой детский дом. Вот только сперва долго воевали по поводу мамы-кошки и трёх её котят.

Дети даже слушать не хотели о том, чтобы расстаться с кошачьим семейством. Они заявили – либо их берут вместе, либо они уходят!

Посовещавшись, работники соцслужбы согласились, и вскоре…

Вся пятерка детей и их питомцы устраивались в большой просторной комнате с красивыми кроватями, тумбочками, шкафами и двумя телевизорами.

Полицейский, поехавший вместе с ними, привёз из дому всё, что было необходимо для кошачьего семейства. И спать в этот день дети первый раз в жизни легли в мягкие, приятно пахнущие кровати.

А на завтра наступил конец света. Но не для всех, а только для членов секты и пророка. Полиция окружила их огромный дом и арестовала всех.

Что было дальше, я вам не скажу. Но одно могу рассказать.

С детьми всё было в порядке. Можете мне не верить, но выстроилась очередь на их усыновление. И отдали их, в конце концов, одной очень эксцентричной семье.

Почему эксцентричной? А очень просто. Богатых людей не называют странными, их уважительно называют – эксцентричными.

Семья бездетных миллионеров была известна тем, что содержала несколько приютов для котов и собак, где они сами и работали. За это их и считали странными.

Они взяли всех пятерых детей и их кошачьих любимцев. В большой, красивый дом. И дети выросли в заботе и тепле. Девочка, во всём сомневавшаяся, стала известным адвокатом. Мальчик, решивший первым уйти, был поставлен во главе всего дела своим приёмным отцом. А остальные…

Остальные тоже закончили университеты и хорошо устроились.

Теперь они приезжают в свой старый дом и, сидя за большим столом, вспоминают времена своей жизни в секте.

Секта

Хотя, нет. Я соврал. Они никогда даже словом не обмолвились об этом.

Они говорят только о хорошем, и учат своих детей любить животных и бабушку с дедушкой.

Кстати, они так и не сказали своим детям, что бабушка и дедушка им не родные. Потому что, считают их своими настоящими родителями.

Вот такая история. О секте, пророке, кошках и детях…

Автор ОЛЕГ БОНДАРЕНКО