«Ко мне сзади подходит мужчина — очень близко, я ловлю взгляд мамы: она все видит, но молчит» …

Краеугольный камень советского воспитания — фраза «Ищи причину в себе». Нет и не было для меня максимы непонятнее.

С самого раннего детства я слышала это регулярно. И каждый раз — как-то не к месту.

В детском саду я жалуюсь воспитательнице, что меня подружка стукнула. Почему? Да потому что с куклой не дала поиграть. Ну так надо же делиться, говорят мне. Но я не хочу ни с кем делиться. Это моя кукла. Только почему-то получается, что я жадина — и это очень плохо, а подружка меня за это стукнула — это вроде бы уже не очень плохо. Я смутно подозреваю некий подвох, но мне 5 лет, и я еще не научилась спорить.

В школе в какой-то момент я становлюсь объектом травли. Я еще не знаю, что это называется именно так, и просто жалуюсь маме, что одноклассники не хотят со мной дружить. Мама строго говорит, чтобы я сама подумала, где я себя неправильно веду. Наверное, ты сама что-то не так делаешь. Чтобы стать жертвой буллинга, не надо обладать какими-то особыми «талантами», такие вещи, как правило, происходят стихийно, я уже это интуитивно понимаю и начинаю задавать вопросы. Почему я должна искать причину в себе там, где вмешиваются обстоятельства непреодолимой силы? Почему я должна заниматься самоуничижением и выслушивать нравоучения от тех, кто, вероятно, эти самые обстоятельства допустил?

Окончательно я убедилась в своей правоте еще чуть позже. Мне лет 15, я еду с мамой в троллейбусе. Сзади подходит мужчина — очень близко, хотя народу мало. Подходит и кладет свою руку на поручень поверх моей. Я цепенею от страха и в этот самый момент ловлю взгляд мамы. Она все видит — и молчит. Я выдергиваю руку, выхожу из троллейбуса — по счастью, как раз была наша остановка — и понимаю, что лучше сгорю со стыда, но с мамой я не буду про это говорить. Я до обморока боюсь услышать что-то вроде «А ты сама куда смотрела?»

Призыв всегда искать причину в себе напрочь отбивает желание пожаловаться и одновременно взращивает неистребимое, как черная плесень, чувство вины буквально за всё на свете. Что, несомненно, оказывается очень удобно для самых «воспитателей» — педагогическая функция выполнена, а ответственности — ноль. Можно не вникать в конфликты, можно не искать реальную причину проблем. Сказал «умную» фразу — и ты на коне и в белом-белом пальто.

Доходило до того, что в старших классах я скрывала высокую температуру и шла в школу больная, только чтобы не услышать: «А чем ты думала, когда легко одевалась?» Понимаете, в чем главный фокус этого вопроса? В самой формулировке по умолчанию заложено обвинение. От него уже никуда не спрятаться, любое оправдание будет выглядеть жалким и бессмысленным.

Дальше возможны самые разные варианты диалогов. Бросил муж — сама виновата. Уволили с работы — сам дурак. Кинул партнер — а что ты такой-доверчивый-то? Ограбили в темном переулке — а зачем ты туда поперся? Изнасиловали — ну а что ж ты короткую юбку надела?

Сами, сами, сами. А кто же тогда те, кто бросает, грабит и насилует? Их ведь воспитывали так же, нет?

Так же. Просто они пошли чуть дальше и научились защищаться. А лучшая защита — это, как известно, нападение. Просто надо заставить ДРУГИХ искать причину в себе. И ты уже никогда не будешь виноватым. Можно смело покупать белое пальто подходящего размера.

Единственный способ победить дракона — это самому стать драконом.

«Ко мне сзади подходит мужчина — очень близко, я ловлю взгляд мамы: она все видит, но молчит» …